?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у 17ur в Перенимать опыт Казахской ССР. Рацпредложение.
Даниилу И. Константинову продлили срок содержания под стражей до 29 мая.

Как я уже сказал в предыдущем посте, "дело Константинова" представляет собой случай антигосударственной деятельности со стороны государственных служащих, какими бы мотивами и соображениями те ни руководствовались.

Столь продолжительное и целенаправленное презрение к закону неизбежно порождает недоверие граждан к органам власти, дискредитирует её.

Примечание: точка зрения "да! да! наплевать на закон! не нужны нам процессуальные нормы! только посадите его! ради высшей истины! я всё равно верю любимому государству!" точкой зрения гражданина не является.

Я знаю, что среди моих читателей есть люди, не чурающиеся вопроса "как нам обустроить Россию".

Как я опять же сказал ранее, нынешний праздник жизни следственных органов и суда не совместим не только с обустройством, но и с существованием России: ни такой, какой мы её знаем, ни такой, какой я хотел бы её видеть.

Я считаю, что необходимы законные ограничения на упомянутый праздник, а именно карательные меры в отношении государственных служащих, чья деятельность ведёт к подрыву авторитета государства.

Вот что БСЭ говорит нам по этому поводу.

Дискредитирование власти (от франц. discréditer — подрывать доверие), по советскому уголовному праву общественно опасное действие (проступок или преступление), совершённое представителем власти, связанное с его служебными обязанностями или не связанное с ними, но подрывающее авторитет соответствующих органов власти. Т. к. совершение представителем власти любых должностных преступлений и дисциплинарных проступков затрагивает авторитет соответствующих органов, Д. в. считается самостоятельным правонарушением лишь при отсутствии признаков других, более опасных проступков или преступлений.

Большинством действующих УК союзных республик Д. в. в качестве преступления не предусмотрено, поэтому оно относится к числу дисциплинарных проступков. УК Казахской ССР (ст. 149) рассматривает Д. в. как совершение должностным лицом действий, хотя бы и не связанных с его служебными обязанностями, но явно подрывающих в глазах трудящихся достоинство и авторитет тех органов власти, представителем которых это должностное лицо является, и устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года или увольнения от должности (с запрещением занятия ответственных должностей) на срок до 5 лет.
Мне думается, что опыт Казахской ССР может и должен быть востребован в современных условиях - в условиях высокой информационной связности. Из-за неё

а) легко сделать и распространить запись "общественно опасного деяния",
б) "совершённого представителем власти" - при этом
в) частная реакция гражданина на такое деяние остаётся прежней.

Иными словами, отдельно взятая милая шалость отдельно взятого госслужащего - даже "где-то высоко в горах... не в нашем районе" - аукается государству всё сильнее.

И в смысле готовности граждан протестовать, и в смысле готовности граждан положить буй на государственные нужды в сколь угодно чрезвычайной ситуации.

Так что государству веселье государевых людей опасно, и государство имеет право от него защищаться.

Я здесь даже не говорю о набившей оскомину "коррупции" и чемоданах денег: речь идёт именно что о мелких, на первый взгляд неважных проступках, которые не влекут за собой ярко выраженных выгод; или эти выгоды можно правдоподобно отрицать.

Например, каждое отдельное нарушение прокурорских и судейских в "деле Константинова" вполне может быть игнорировано в стиле "мелочь", "не о чем говорить", "у каждого может быть неудачный день", "это не моё, а ваше толкование" и так далее. Всё вместе, как видим, складывается в картину последовательного и настойчивого нарушения гражданских прав с очевидным ущербом, в том числе выраженным в "подрыве авторитета".

Сюда же можно отнести и проступки госслужащего, "хотя бы и не связанные с его служебными обязанностями".

Чтобы не растекаться мысью по древу, я просто посоветую читателю вбить в яндекс "пьяный прокурор" и насладиться результатом.

Теперь, что именно здесь можно предложить? Карательные меры, как и было сказано.

В отношении кого? В отношении любого, кто присягал, а на должности взялся пакостничать. Речь не идёт о "бюджетниках", чьи отношения с государством суть отношения только контрактные, но именно о таком служащем, который ещё и приносил присягу.

Кстати, список должностей, за-ради занятия которых эту присягу надо приносить, неплохо бы тщательно пересмотреть, как и границы действия присяги (скажем, тягать всякого запасника за всякую пьянку - это уже слишком).

Какие именно меры? Статус самостоятельного правонарушения, уголовного преступления, с возможным неиллюзорным сроком. Без фанатизма, года три максимум. Ибо изюминка здесь - не какая-нибудь месть; она именно в факте преследования озорующих государевых людей, и в порядке этого преследования.

Чем это хорошо? Как минимум тем, что государевы люди станут несколько меньше офигевать в атаке в нерабочее время - раз, и тем, что всякое достаточно резонансное "гусударственное дело", ради каких-то "высших соображений" исполняемое с мухлежом, может повлечь за собой заявления от "разочарованных граждан", что даст хоть какую-то страховку от злоупотреблений - два.

В заключение автор хочет сказать, что прекрасно сознаёт: выкатывать такое предложение действующей Администрации РФ - всё равно что молить её видных представителей отдать загородные усадьбы своих родственников под детские сады.

Именно поэтому "я просто оставлю это здесь" на случай, если кто-нибудь, имеющий голос в составлении всевозможных программ и прожектов, будет проходить мимо.

Спасибо за внимание.


А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен.